Логин: Пароль:

Авторизация

Логин:
Пароль:

объявление



Прямая видео трансляция 5-ого этапа World RX

подробнее здесь

Сергей Карякин: «С двумя сломанными руками «Дакар» не выиграть»
7 февраля 2018, 19:01

Данил Паливода

 

Самый известный ралли-рейд в мире — «Дакар» — в этом году был одним из сложнейших за всю историю существования гонки. Многие лидеры в самых разных классах сходили с дистанции. К сожалению, в этом списке оказался и триумфатор прошлогоднего марафона в классе квадроциклов Сергей КАРЯКИН. Екатеринбуржец на пятом этапе гонки получил перелом обеих рук и был вынужден сойти с дистанции. В интервью «ОГ» Сергей рассказал о том, что было самым трудным в нынешнем «Дакаре», как случайно узнал о переломе второй руки, и о планах на ралли-рейд 2019 года.

«Касале — хороший парень»

— В прошлом году вы говорили о том, что тренировались перед «Дакаром» в снегах здесь, на Урале. В этот раз что-то изменилось?

— В этом году у меня возникли проблемы с поиском спонсоров, я хотел принять участие в ралли «Шёлковый путь», но сделать этого не удалось. Ближе к «Дакару» я нашёл спонсоров, которые помогли мне с организацией тренировок. Я съездил два раза в Дубай, где самые большие пески, тренировался там. Мне говорили, что дубайские пески самые сложные, но на «Дакаре» я понял, что с перуанскими песками они не идут ни в какое сравнение.

— Из-за ситуации с поиском спонсоров были мысли о том, что можете не поехать на «Дакар»?

— Были мысли о том, что после возвращения с «Дакара» буду в долгах как в шелках. Конечно, меня это напрягало. Сейчас всё хорошо, мне помогло правительство Свердловской области и спонсоры. В психологическом плане было легче, зная, что мне не придётся в последний момент искать деньги, занимать, перезанимать…

— В прошлом году два Сергея Карякина буквально взорвали информационную спортивную повестку. Один поднял интерес к шахматам, другой — к гонкам. Повышенное внимание не давило на вас? Ведь все ждали от вас победы.

— На самом деле я спокойно отношусь к повышенному вниманию. Очень приятно, конечно, что люди искренне переживают за меня, следят за моими выступлениями. Но у меня нет такого, что я завишу от этого внимания, я не думаю о том, чтобы меня хвалили на каждом шагу. Но вы правы, психологически было тяжело, ведь я понимал, что нужно защищать свой титул, а это непростая задача. Я очень хотел выиграть, и, как мне кажется, смог бы это сделать.

— Соперники стали серьёзнее к вам относиться?

— Не только соперники. Даже на сайте «Дакара», когда я сошёл с гонки, написали, что класс квадроциклов станет неинтересным, что Карякин был единственным, кто мог бороться с Игнасио Касале. И действительно, мы выигрывали у остальных преследователей очень много.

— После того, как у вас произошла авария, вы выкладывали совместную фотографию с Касале. Он вас поддерживал?

— У нас с ним хорошие отношения, дружеские. Мы можем переписываться, что-то обсуждать. Он хороший парень, я отношусь к нему с большим уважением. «Дакар» — это не только гонка, но и часть личных взаимоотношений.

«Боль была ужасной»

— Свой победный «Дакар» вы начали не самым лучшим образом, в этом году после первых этапов шли на втором месте, но, казалось, что не выкладываетесь по максимуму. Не хотели рисковать?

— В прошлом году у нас организация была хуже, команда была маленькая. Сейчас у нас было семь человек, а тогда всего три, я удивлялся тому, как мы вообще смогли проехать весь «Дакар». В этом году всё было намного лучше, поэтому и результаты показывал другие. Что касается тактики, то вы правы: я ехал с большим запасом и мог ехать гораздо быстрее, но задача заключалась в том, чтобы выдерживать небольшое расстояние от Касале. Мне не нужно было ехать первым, я ждал, когда он ошибётся.

— На третьем этапе вы потеряли свой иритрак. Как это произошло и сколько времени потеряли на этом?

- Иритрак — достаточно хрупкая система. На дистанции он просто отвалился, а так как он отвечает за контроль прохождения точек, без него меня могли бы дисквалифицировать. Была безумная тряска, и в один момент я заметил, что его просто нет на квадрацикле. Пришлось искать, терять время.

— После этого этапа вы проигрывали Касале 21 минуту. Какие были мысли?

- На самом деле это ерунда. В прошлом году я отыграл это отставание за один этап, переместившись с одиннадцатого места на первое. На следующем этапе я отыграл минуту, ехал в своём темпе, не пытался сразу броситься догонять Касале. Было полторы недели гонки впереди, поэтому я был спокоен.

— Получается, и авария на пятом участке гонки не была вызвана вашей спешкой?

— Нет, даже наоборот. Мы стартовали с Касале вместе, он совершил навигационную ошибку, поехал не в ту сторону, и я уже проигрывал всего десять минут. Я ехал спокойно, и если бы мчался, то, возможно, сумел бы перелететь эту воронку. Там была широкая дюна, я выезжал с неё, просматривал, выбирал нужную скорость, чтобы плавно спрыгнуть и поехать дальше. Но в этом месте дюну просто выдуло, и образовалась воронка. Угол ската гораздо больше. Получилось так, что я спрыгнул вниз и врезался в обратную сторону воронки.

— Первые мысли после случившегося?

— Если честно, никаких эмоций не было. Я осмотрел квадроцикл, он был в порядке. Попытался продолжить гонку, но почувствовал сильную боль в руке. Убрал её с руля и понял, что она стала тяжёлой, такого со мной никогда не было. Потом понял, что она гнётся в лучевой кости, значит — перелом. Затем уже выяснилось, что я ещё и вторую руку сломал. Просто на правой у меня был очень сильный перелом, боль была сильнейшая, наверное, поэтому я не сразу заметил, что с левой рукой тоже не всё в порядке. Продолжать гонку шансов не было — я нажал красную кнопку, чтобы меня забрал вертолёт. Полчаса ждал вертолёт, а самой эвакуации — ещё пять часов. Под обезболивающим, конечно, но всё же.

 

«Для «Дакара» квадроцикл уже точно не годится, он просто не пройдёт всю дистанцию. Я проехал 2500 километров, это очень много для квадроциклов. Надеюсь, что смогу на нём проехать этапы чемпионата мира, если найду средства».

— Какова дальнейшая судьба квадроцикла?

— Для «Дакара» он уже точно не годится, он просто не пройдёт всю дистанцию. Я проехал 2500 километров, это очень много для квадроциклов. Надеюсь, что смогу на нём проехать этапы чемпионата мира, если опять же найду средства. Всего будет шесть этапов, первый стартует в мае.

«Работать журналистом сложно»

— Нынешний «Дакар» называют одним из самых сложных за всю историю. Проблемы были во всех классах…

— Да, если посмотреть, то действительно многие лидеры сошли с дистанции. Где-то всё равно ты полагаешься на случай, не можешь оттормаживаться перед каждой дюной, останавливаться. Дюны очень непредсказуемые — всегда была смесь жёсткого и мягкого песка, один переходил в другой, из-за этого возникали большие трудности. Поэтому во многих классах лидеры не смогли доехать до конца.

— После аварии в ваших социальных сетях были тысячи слов поддержки. Ожидали?

— Конечно, приятно осознавать, что это нужно не только тебе. На «Дакаре» бывает очень непросто, порой, правда, безумно тяжело. Ответственность перед людьми заставляет меня двигаться вперёд. Я не могу приехать домой и сказать: «Я сдался, потому что я просто устал». Не смогу смотреть людям в глаза, ведь они за меня болеют, переживают. Хочу им отдать частичку себя, своей победы. Мне часто пишут, что моя победа служит для людей огромной мотивацией, и это здорово. Конечно, я безумно расстроился, что не смог оправдать ожиданий, надежд. Но без поддержки я бы даже не поехал на «Дакар». Если это нужно только мне, то в этом нет смысла: я себе всё доказал.

— Кому позвонили первому?

— Позвонил жене, пресс-секретарю, друзьям. В основном, конечно, близким. Я знаю, кто за мной пристально следит и кто не сможет дождаться официальной версии случившегося. Всех успокоил, сказал, что со мной всё в порядке. Честно говоря, в тот день ни о чём не думал. Очень надеялся, что обойдётся без операций, я их очень боюсь. Медики удивились, что у меня нет никаких пластин нигде. Единственное, что я ломал — это ключица, и то в раннем детстве. Хорошо, что мне не пришлось лететь домой в тот день, боль была ужасной.

— У вас не было возможности улететь в Россию раньше?

— Нужно понимать, что перелёт стоит более ста тысяч рублей на одного человека. Другой континент, безумно дорогие билеты. Плюс у нас команда из семи человек, это около миллиона рублей. Чтобы слетать туда и обратно мы заплатили порядка двух миллионов. Я понимал, что мне нужно будет двигаться до конца «Дакара», и в какой-то степени это хорошо. Я ходил на восстановительные процедуры, массажи. Всё было очень профессионально. Запомнился, конечно, момент, когда мне вправляли руку. Всё должно было проходить под наркозом, но я почему-то не уснул до конца. Это было безумно больно, острая тянущая боль.

— На нынешнем «Дакаре» вам довелось побывать в роли журналиста. Как поступило предложение?

— На самом деле это была наша идея вести некие дневники. Мы это делали на первых этапах, перед стартом и после финиша. Конечно, они были небольшие. Нужно понимать, что после гонки ты безумно уставший, нет настроения и желания вообще ничего делать. Меня многие просили показать «Дакар» изнутри, и когда у меня появилось свободное время, я стал этим заниматься. Поступило очень много положительных отзывов, так что, думаю, мы продолжим работать в этом направлении, это очень непростая работа. Представьте, люди на машине 1000 километров устают ехать, а тут на квадроцикле, под дождём, по бездорожью. Дождь переходит в жару, жара в холод, и так ехать 1000 километров. Конечно, после гонки уже трудно подобрать какие-то слова.

— После аварии вы уже были в качестве зрителя. Какие были ощущения? Тянуло на трассу?

— Конечно, хотелось в гонку. Когда едешь на квадроцикле, наблюдаешь шикарные виды — это одно, а когда едешь на машине техподдержки — это совершенно другое. Самый большой эффект от того, что я сошёл с дистанции, почувствовал дома. Глубокая апатия, нежелание что-либо делать. Такое же состояние было и в 2015 году, когда я сошёл с дистанции. Очень много факторов в этот раз было, всё давило. Но я справился, в понедельник выхожу на работу. Я практически всё время спал после приезда, видимо, настолько измотала меня гонка. Сейчас есть рабочие моменты, мне уже звонят, не дают спать.

— В прошлый раз вы говорили о том, что не любите смотреть гонки. Вживую — совсем другие ощущения?

- А ведь тут ничего не понятно. Гоночный день для команды техподдержки начинается в четыре утра. И получается так, что ты едешь весь день, гонщиков почти не видишь. Так что о гонке ты узнаёшь только по рассказам участников уже после финиша.

— «Дакар» славится красивыми пейзажами. Что впечатлило вас в этом году?

— Мне больше всего понравилось на границе Боливии и Аргентины, уже когда заезжаешь в Аргентину и через 150 километров примерно открываются потрясающие виды. Необычайной красоты горы, перепады высот, серпантин, бурная растительность. Видна история, мощь природы. Я влюбился в это место. Когда ты едешь на квадроцикле, то видишь страну изнутри, замечаешь какие-то дикие места. А когда едешь с командой техподдержки, то видишь более цивилизованную страну, которая менее красивая, чем естественная. Я думаю, что человек редко создаёт вещи красивее, чем это может сделать природа.

— У вас уже давно были мысли о том, чтобы пересесть с квадроцикла на автомобиль…

— Желание есть и сейчас. Например, на «Шёлковом пути» класса квадроциклов не будет совсем, так что я планирую участвовать на багги. Кончено, я не хочу бросать квадроцикл, мне это безумно нравится. Время от времени буду на нём кататься. Если не найду денег на следующий «Дакар» в классе багги, то вновь поеду на квадроцикле.

— Как оцениваете свои шансы в новом классе?

— Я считаю, что у меня есть большие шансы победить. Я довольно хорошо езжу на багги, в России уже три года катаюсь, показываю хорошие результаты. Участвовал и в международных стартах, думаю, что всё получится.

  • Опубликовано в №22 от 7.02.2018
Помогите проекту - поделитесь ссылкой с друзьями.

Оцените новость:
Рейтинг:

(голосов: 1)


Автор публикации:

Комментарии:

Оставить комментарий

Имя:

E-Mail:

Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Напишите слово ралли
Ответ:*