Логин: Пароль:

Ралли Японии 2022 (WRC)


10 ноября - 13 ноября 2022 года
ВИДЕО ТРАНСЛЯЦИЯ
расписание
список участников

БУДЬ В КУРСЕ, ДОБАВЛЯЙСЯ В ВК

Авторизация

Логин:
Пароль:



Видео трансляция ралли Японии 2022 (WRC)

подробнее здесь

Большое интервью с Николаем Грязиным - о санкциях, гонках и планах
31 август 2022, 09:29

Николай Грязин верит, что года через три попадёт в главный класс чемпионата мира — причём платить за это не придётся.
Николай Грязин – один из относительно небольшого числа российских гонщиков, выступающих в 2022 году в международных гоночных чемпионатах. Грязин проводит сезон в классе WRC2 чемпионата мира по ралли – можно сказать, своего рода раллийной Формуле-2. На счету Николая одна победа и ещё один подиум в пяти гонках. При этом в новостях Грязин появляется, увы, не только благодаря высоким результатам, но и тому, что некоторым политикам очень не нравится участие россиян в гонках – даже под нейтральным статусом, предоставленным ФИА. Мы обсудили с Николаем и гоночную составляющую, и срыв выступления на Ралли Эстонии, и спорную ситуацию в Финляндии, когда организаторы были не слишком рады видеть его на старте.

 

«Иногда летаем лоукостерами. Стоим, держимся за поручень»
— Николай, для тех, кто не очень подробно следит за ралли, одно из ярчайших событий сезона с вашим участием – недавнее заявление титульного спонсора Ралли Финляндии, что он не хотел бы видеть вас на гонке…
— Меня эта ситуация никак не коснулась. Для меня важна спортивная составляющая. Я приехал на гонку, моя задача — круто выступить, порадовать болельщиков, которые пришли посмотреть, как мы будем прыгать на трамплине. К тому же наш экипаж всегда отличался тем, что я люблю высоко прыгать на машине. А эти вопросы мы особенно не поднимали. Просто хотели показать результат и шоу, чтобы всем всё понравилось.

— Организаторы не обсуждали с вами эту ситуацию?
— Лично со мной никто не говорил. Я просто спокойно приехал в Финляндию и приступил к работе. Абсолютно ничего не было такого.

— А с простыми финскими болельщиками общались?
— У меня много финских знакомых. Всё было как обычно, как всегда. Перед шейкдауном мы пообщались с моими финскими друзьями, подходили другие люди, фотографировались. В моём понимании всё было как всегда.

— Вам сейчас гораздо труднее добираться до мест проведения ралли?
— Я в последнее время живу в Европе, тренируюсь в спортивном центре во Франции, так что в плане полётов для меня всё так же, нормально. Только подороже стало летать, чем раньше. Но все в одинаковых условиях. Иногда летаем лоукостерами. Стоим, держимся за поручень, ха-ха!

«Конкуренция в нашем классе даже выше, чем в WRC»
— Как оцениваете свой сезон до сих пор?
— Довольно хороший. Объясню почему. В предыдущие сезоны нашей задачей было показывать максимальную скорость, что я могу ехать на уровне мировых пилотов. При этом не стояло чёткой цели выигрывать гонки, поэтому у нас бывали ситуации, что мы могли не доезжать гонки, пробивать колёса и так далее.

В этом году задача — ехать стабильно, с пониманием, где рисковать, а где — нет, чтобы постараться выигрывать гонки. То есть нужно правильно «раскладывать» гонку: где ты будешь атаковать, где — ехать чуть-чуть с запасом. Для этого в том числе важно правильно использовать колёса, «играться» с комплектами и составами. В итоге у нас в этом году довольно много хороших «доездов»: постоянно получается ехать в топ-3 — топ-2.

— Какие моменты сезона назовёте лучшим и худшим?
— Лучший — в Сардинии. Мы смогли выиграть гонку, притом что дорога там одна из самых жёстких: гравий, узко, обочины и внутри, и снаружи — либо камни, либо обрыв. То есть пространства для ошибки нет. Мы сумели найти правильный ход, при котором смогли не пробить колёс, ехать безошибочно, но при этом очень быстро. В первые два дня мы создали отрыв и в воскресенье уже спокойно доехали на первой позиции. Раньше у меня на Сардинии были плохие результаты, а тут смогли реабилитироваться. Это очень позитивный момент.

Что касается худших моментов… Понятно, бывают аварии, но эмоционально хуже всего была гонка по снегу в Швеции. Мы ехали стабильно, без больших ошибок — если не путаю, шли третьими, а в юниорском зачёте и вовсе вторыми. Можно было набрать хорошие очки для чемпионата. Но уже на финальных допах машину немного стащило в снег.

Обычно это нормальное явление: если ты немного вылетаешь, то жёсткий снежный бруствер тебя отталкивает обратно на трассу. А там так получилось, что это место то ли было недавно почищено, то ли что-то ещё… В общем, снег был очень мягкий, словно свежевыпавший — нашу машину в него «засосало». Очень обидно: медленный поворот, машина просто застряла. Это место находилось так глубоко в лесу, что болельщиков там не было. Мы не смогли выехать и финишировать — так обидно! Да, я допустил небольшую ошибку, но столь серьёзная неудача получилась, потому что всё совпало. Ведь обычно «опереться» на бруствер — это нормальное явление.

 

— В общем зачёте WRC2 вы уступаете Андреасу Миккельсену 48 очков. Насколько ещё реально сразиться за титул?
— Шансы есть, и они довольно хорошие. У нас в WRC2 очки в общем зачёте начисляются не за каждый этап, а за те, которые мы заявляем. То есть насчёт некоторых гонок мы говорим: мы на них едем, но не просим очки. Например, если на этом этапе слишком много зависит от удачи.

Если учитывать этот нюанс, то да, у нас сейчас очков меньше, но нам ещё надо проехать больше «очковых» гонок, чем Миккельсену. Мы будем бороться, шансы велики. Не сдаёмся.

— Миккельсен много выступал в главном классе WRC, трижды выигрывал гонки в «абсолюте». Насколько ему интересно гонять в WRC2?
— Может, эмоционально ему и трудно, но конкуренция в нашем классе даже выше, чем в WRC. Это мне говорили сам Миккельсен и многие бывшие пилоты WRC. Здесь едут все люди, которые хотят в более высокий класс: вся молодёжь, бывшие заводские гонщики. Все пытаются ехать максимально быстро, чтобы себя показать. При этом техника WRC прощает какие-то вещи благодаря своему более высокому уровню, а наша более требовательна к пилотажу: нужно быть точнее, внимательнее. Так что конкуренция для Андреаса такая же высокая.

Мне очень нравится, что я выступаю в одной команде с Миккельсеном. Я могу что-то подсмотреть, поспрашивать. У него опыта в три раза больше, чем у меня, и он не будет особо скрывать. И мне приятно, что я могу бороться с человеком такого уровня.

 

«Они в худшем случае в гравийной ловушке, а мы — куда-то падаем или застряли в дереве»
— Вы назвали самим обидным моментом сезона сход в Швеции. Честно говоря, думал, что выберете Финляндию, где вы даже не вышли на старт после аварии на шейкдауне. Что там случилось?
— Швеция обиднее, потому что там мы уже проехали почти всю гонку и потеряли хорошие очки. А Финляндия — обидно, но бывает, плюс там мы в итоге не заявились на очки, потому что не стартовали. Так что по факту не так сильно потеряли, для чемпионата это было некритично.

Что касается аварии, то была обидная ситуация. Мы уже проехали первый раз, показали хорошее время, но на втором проходе я допустил небольшую ошибку и выехал на наружную часть поворота. Мы просто уехали на мягкую обочину, машина почти остановилась, но её всё-таки перевернуло на крышу.

Когда мы перевернулись, то ли камень, то ли что-то ещё маленькое попало в каркас в задней части. На первый взгляд, ничего страшного не было: мы перевернули машину обратно, она была абсолютно прямая, ничего не сломано, мы спокойно доехали до сервиса.

Но во время технической инспекции нашли небольшую вмятину. К сожалению, такие правила, что если ты просто помял кузов, то не страшно, но если немножко задел каркас, поцарапал его, то сразу идёт снятие с этапа. Считается, что нарушена конструкция машины. Было обидно, но в ралли так бывает. Нет смысла расстраиваться.

Знаете, когда с друзьями-кольцевиками общаюсь, то бывают забавные диалоги. Когда они ошиблись в повороте, то говорят: «Ой, я не смог подъехать к апексу». Я отвечаю: «А вот если мы не сможем подъехать к апексу, то уже оказались в кювете!». Они в худшем случае в гравийной ловушке, а мы — куда-то падаем или застряли в дереве.

 

— После аварии на шейкдауне вы не имели права взять запасную машину? Или, может, команда теоретически могла восстановить каркас безопасности на месте?
— Мне рассказывали, что раньше на ралли машина могла приехать после аварии чуть ли не квадратной. Её гидравликой выпрямляли и ехали дальше. Сейчас всё строго: если каркас погнулся, значит, жёсткость кузова нарушена и следующая авария может стать серьёзнее.

Правила чёткие. Ты проходишь техническую инспекцию ещё перед шейкдауном, машину пломбируют. Шейкдаун — это уже часть ралли, так что если ты что-то сделал с автомобилем, то организаторы говорят: всё, эта машина непригодна. Чинить её нельзя, заявить другую — тоже.

— Такое ограничение наверняка для того, чтобы команды не раздували бюджеты, возя с собой запасные машины?
— Думаю, да. Бывали случаи, когда у пилотов было две готовые машины, плюс стоял готовый каркас.

«У меня в заявке всё время менялся флаг»
— В начале сезона как быстро вы оформили лицензию для выступлений в статусе нейтрального спортсмена? Были ли другие варианты? Вы ведь одно время выступали с лицензией Латвии?
— На самом деле, я всё время ездил с латвийской лицензией, потому что раньше жил в Латвии. Было немного тяжело получить от РАФ российскую лицензию на гонки. При этом в чемпионате мира флаг тебе даётся по гражданству, а не по спортивной лицензии, в отличие от многих других гонок. Так что у меня в заявке всё время менялся флаг.

В этом году мы смотрели по ситуации. Сделали небольшую паузу, посмотрели, как развиваются события, и затем ФИА дала добро на выступления в нейтральном статусе — и мы поехали.

— При этом эстонцы всё равно не пустили вас на этап чемпионата мира, причём обосновывая это якобы угрозой вашей же безопасности.
— Да, пришёл ответ от властей, что они не позволят въехать в страну из-за небезопасности для нас. Ну, такое решение было принято правительством. Значит, это закон, а я человек законопослушный. Что ж, для меня не проблема посмотреть гонку по телевизору дома.

— А не было планов именно эстонскую гонку использовать для набора очков в общий зачёт? Не повлияла эта ситуация на ваш сезон?
— Немного повлияла. Мы планировали заявлять там очки, но адаптировались, посмотрели другие гонки, где можем набрать очки, и переиграли стратегию.

— Теоретически ФИА могла вмешаться в эту ситуацию так же, как это сделали теннисные власти с Уимблдоном, когда в ответ на запрет на выступления россиян сделали турнир нулевым в плане рейтинговых очков?
— Не знаю. ФИА отвечает за спортивную составляющую, она не может вмешиваться в законы страны.

 

— Какие теперь планы до конца сезона? На каких гонках едете и какие из них идут в ваш зачёт?
— Планируем ехать все оставшиеся европейские этапы и все их заявлять. Мы хотели собирать очки в Бельгии, но так как такое решение приняли уже после Ралли Финляндии, то организаторы ответили, что так уже нельзя. Значит, будем собирать на оставшихся этапах. Вот насчёт заокеанских гонок непонятно. Всё ещё до конца не ясно, будет ли гонка в Японии, опять начинаются ковидные ограничения. Вроде как говорят, что этап будет, но наша команда настроена скептически. Соответственно, ФИА разрешила нам не заявлять на очки какой-то заокеанский этап — раньше одна такая гонка была обязательна. Поэтому, скорее всего, мы заокеанские гонки не поедем.

Для участия в дальней гонке нужно заранее отправлять туда машину по морю — за несколько месяцев. И есть риск, что ты на долгое время теряешь автомобиль, а гонку просто отменят. Так что пока всё это под вопросом.

— Поездка в условную Новую Зеландию — это какие-то дополнительные затраты для вас? Как вы с командой их делите?
— У нас частная команда с заводской поддержкой «Шкоды». Есть некий годовой контракт на определённое число выступлений — например, на десять гонок WRC. После заключения мы уже по факту обсуждаем, какие гонки поедем. Команда может сказать, что я еду туда, а мой напарник — туда, потому что эти этапы лучше подходят каждому из нас. В этом сезоне был план, что я еду в Японию, а два других экипажа — в Новую Зеландию. Так команде было выгоднее и по финансам, и по спортивной стратегии. Ну а для меня после заключения контракта уже нет никакой разницы по деньгам, где именно я еду.

Кстати, в контракте прописаны и такие вещи, что если ты, например, разбил машину, то должен сам заплатить франшизу от страховки. Перед каждыми тестами или гонкой мы оплачиваем страховку. Есть определённая сумма франшизы: если ты поломал деталь до этого лимита, то покупаешь эту деталь сам. Ну а если сильно разбил машину, то платишь только франшизу, а остальное покрывает страховка.

 

«Главный класс WRC? Есть предчувствие, что рано или поздно получится»
— Автомобили категории WRC2 примерно равны по уровню? Где относительно конкурентов находится ваша «Шкода»?
— Все машины очень похожи. В регламенте определены размеры автомобиля, колёсная база, объём мотора, параметры работы турбонаддува и многое другое. Регламент сделан таким образом, что ты не можешь «читерить». При этом могут отличаться коробка передач и внутренности подвески. Соответственно, одни машины быстрее на мягких покрытиях, другие — на жёстких. Кто-то лучше в скоростных местах, кто-то — на медленных, разбитых дорогах. Вот наша «Шкода» везде хороша: нет такого, что где-то она лучше всех, а где-то — хуже. На «Шкоде» можно выигрывать чемпионат. И что важно, у меня никогда не было сходов по техническим причинам.

— Насколько реальны ваши шансы в скором времени перейти в главный класс чемпионата мира?
— Шансы довольно большие. Это вопрос работы, хороших отношений с командами, общения с каждым из заводов. Есть два пути в WRC. Первый — можно прийти в команду, например, в «М-Спорт», заплатить много денег и выступать. Мне всё-таки нравится другой способ: когда завод сам выбирает тебя за твои качества. Но надо себя проявить. Для этого мы и гоняем в WRC2, за которым следят все заводские команды. У нас есть контакты, общение с каждым заводом. Будем ждать хорошего предложения, чтобы потихонечку туда перейти.

— А как по срокам? Политическая обстановка их сдвигает?
— Трудно сказать. Тебя могут позвать в WRC боевым пилотом, а могут пригласить на роль тестера. Но и это уже хороший шаг, потому что в будущем тебя могут перевести на роль основного гонщика. Всё зависит от многих факторов: твои выступления, характер, связи. Я надеюсь, чтобы всё это произошло не позднее, чем через три года. Есть предчувствие, что рано или поздно получится.

 

— Какие-то альтернативы в плане развития карьеры рассматриваете? Дрифт, ралли-кросс, ралли-рейды?
— В ралли у меня есть глобальная цель: стать чемпионом мира. Соответственно, о других вариантах не думаю. Пока есть возможность в ралли, я буду ей пользоваться, а весь другой профессиональный автоспорт интересует меня меньше.

Попробовать-то я могу везде. Например, на любительском уровне — дрифт. Мне он нравится: стильная езда, красивые машины, зрелищность… Думаю, у меня могло бы там получиться, ведь и в дрифте, и в ралли очень важная составляющая — скольжение. Но у меня подход, что если уж где-то себя пробовать — например, на этапе RDS Europe — то на правильной, конкурентоспособной технике, чтобы показать результат, а не просто приехать и не пройти квалификацию. В этом году у меня не получилось выступить на RDS Europe, но если будет достаточно времени, то попробуем.

Ещё хотел бы в будущем проехать рейды типа «Дакара». Но это уже в будущем, когда у меня будет какое-то полное понимание по своей карьере в классическом ралли. Сейчас хотел бы сосредоточиться на нём.

 

Евгений Кустов

 



телеграмм чат

Автор:Дмитрий Лунин
Если вы хотитете сообщить об ошибке, то выделите нужный текст и нажмите "Ctrl+Enter".
Помогите проекту - поделитесь ссылкой с друзьями.

Комментарии:

Оставить комментарий

Имя:

E-Mail:

Комментарий:
Вопрос:
Напишите аббревиатуру чемпионата мира по ралли (3 английские буквы)
Ответ:*